«Десять месяцев в Китае»

Когда я уезжала из Барнаула, погода была самая что ни на есть осенняя, все-таки сентябрь. Моросил дождь, дул холодный порывистый ветер. Самолёт задерживался, и я сидела в одиночестве в холодном зале аэропорта. Настроение соответствовало погоде.

Первые впечатления были самые радужные. Умеют они встречать!  Минералка – пожалуйста. Хотите пообедать – Идём в ресторан. Еда – это святое для каждого китайца. Почтительность и искренний интерес к моей скромной персоне были неожиданны и непривычны. Шихэцзыйский университет прислал специально машину для нового русского преподавателя. К счастью, чемоданы не пришлось тащить самой. От выдачи багажа до самой квартиры, и даже в квартиру, мои вещи занесли встречающие работники международного отдела университета. Их любезность, улыбки, желание услужить произвели на меня впечатление, думаю, даже больше, чем они предполагали.

Среди встречающих была моя бывшая студентка, которая живёт в Урумчи. Она поехала со мной в Шихэцзы чтобы помочь устроиться на новом месте. Замечу, что от Урумчи до Шихэцзы примерно так же, как от Новосибирска до Барнаула. В первый же день мои будущие студенты помогли мне приобрести местную sim-ку для мобильника принесли новые постельные принадлежности, чайник, сковороду. Быт налаживался. Вечером мы с ними гуляли по городу. Мягкий, по-летнему тёплый вечер действовал умиротворяющее.

Ужинали в уличном ресторане. На большом блюде подали красиво оформленную и аппетитно пахнущую рыбу и … палочки! Как есть?! Ковыряла палочками, пытаясь донести до рта. Увы, почти всегда безуспешно. Получалось смешно, но есть-то хочется… По-моему, первое, с чего начинается жизнь иностранца в Китае, это приобщение к палочкам. Во-первых, интересно попробовать – экзотика, а, во-вторых, есть сложнейшие китайские блюда вилкой просто кощунственно. Моя бывшая студентка, сопровождавшая меня в первые дни, сказала очень важную вещь: «Умение есть палочками развивает ум». Я вспомнила, что действительно умственное развитие детей напрямую связано с развитием гибкости и ловкости пальчиков. Всё понятно: палочки – вот причина утончённой китайской философии и культуры! Из ресторана я уходила голодной, но с твёрдым решением – эту китайскую п ремудрость я освою.

10 месяцев к Китае

У всех моих студентов были русские имена. В Китае так принято: изучаешь русский язык – возьми себе русское имя. Настоящие имена шихэцзыйских студентов я так и не узнала. В журнале были записаны тоже только русские имена. Захочешь найти кого-нибудь после окончания университета – ни за что не найдёшь. Весьма предусмотрительно… Света осталась у меня ночевать, благо в квартире было две спальни. Мне говорили, что будет двухкомнатная квартира, когда приглашали на работу. Оказалось, количество комнат определяется по количеству спален. Кроме спален, была гостиная, кабинет, кухня, столовая и прихожая. К обеду она собралась ехать домой в Урумчи и пригласила меня, так как дни были праздничные – Праздник Луны. Отдыхали, кажется, 5 дней. Я согласилась. Побывать в китайской семье – это интересно. Позже мне довелось побывать ещё в нескольких семьях. Больше всего меня удивили размеры их квартир. Я считала, что китайцев так много, поэтому у них должны быть маленькие квартирки. Оказалось, квартиры у них значительно просторнее, чем у нас.

Целую неделю студенты находились около меня почти постоянно. Дали мне расписание занятий. Принесли учебники. Я была очень благодарна им за эту поддержку. Думаю, что это руководители международного отдела позаботились об иностранном преподавателе и организовали такую действенную помощь. Ведь трудно без знания языка оказаться в чужой стране, где не только язык, но и всё совсем другое.

Я с нетерпением ждала начала работы. Интересно всё-таки. Наконец, наступили учебные дни. Занятия в университете начинались в 9:30. Теперь мне стало понятно, почему наши иностранные студенты из Синьзцяня не могут привыкнуть к тому, что первая пара начинается 8:15. Для них это слишком рано. Ведь много лет они учились так: осенью и весной с 9:30, а зимой с 10:00. В половине второго перерыв на обед, который продолжается два с половиной часа, а в 16:00 продолжение занятий. В обед все высыпают огромной весёлой толпой на улицу. Там к этому времени появляется множество мелких торговцев с походными печурками. Продавец ловко намазывает на круглую крышку печки дрожжевое тесто, переворачивает лепёшку и наполняет её начинкой. Чаще всего это зелень, в которую добавляют колбасу или смесь пряностей, томата и соевого сыра тофу. Всё это распространяет потрясающий аромат! Ровно час жизнь бурлит вокруг учебных корпусов. Затем постепенно всё затихает. Торговцы расходятся, студенты идут в общежитие часок вздремнуть. Это обязательно – обычай.

Все 100% учащейся молодёжи живут в общежитиях рядом с университетом. Даже если родители живут в Шихэцзы, студент должен жить в общежитии. На субботу и воскресенье можно пойти домой. В интернате живут все ученики с десяти лет. На мой вопрос: зачем это надо? Разные люди отвечали по-разному. Одни говорили: в целях безопасности, другие – так удобнее для самих учеников, третьи утверждали, что только так можно воспитать настоящего гражданина. Может быть, может быть…

Последняя пара заканчивается в во-семь часов вечера. И опять этот огромный муравейник оживает. Студенты возбуждённо разговаривают, смеются, становятся в очередь к печуркам с блинами, от которых поднимается дым и пар, распространяя аппетитный аромат. Всё это очень приятно видеть. Молодёжь заражает своим жизнелюбием, беспечной радостью атмосферы этого маленького университетского городка. С удовольствием ощущаешь себя частью этого молодого и счастливого сообщества.

Кстати, совсем мало курящих студентов. Они есть, но в процентном соотношении их так мало, что кажется, будто здесь не курят. Девушки – точно не курят. За всё время моего пребывания в Китае не видела ни одну курящую женщину или девушку. Правда, когда они приезжают в наш университет, забывают о своём пуританском воспитании. А жаль…

После ужина некоторые студенты возвращаются в университетские аудитории, чтобы выполнить домашнее задание. Обычно занимаются в пустых, не закрывающихся на ночь кабинетах, так как в общежитии сосредоточиться практически невозможно, да и места мало. В комнатах живут по восемь человек. Кровати в два яруса и один стол, на котором стоит компьютер. Кто намерен упорно грызть гранит науки, находится в университете до самой глубокой ночи. Благо аудитории открыты. Сами «пары» строятся по-другому. У нас полтора часа занятия без перерыва. В Китае это два раза по пятьдесят минут с пятнадцатиминутным перерывом в середине пары.

Во время занятий у каждого студента на столе стоит термос с чаем или бутылочка с водой. У преподавателей тоже. Очень хочется пить после жутко острой пищи, которую обычно едят китайцы. Да и полезно пить много воды – улучшается обмен веществ. Кажется, так говорят медики. Ну и пусть пьют.

Учебный день растянут до восьми часов вечера. Получается, что учёба в университете – главное дело в жизни студентов в течение четырёх-пяти лет. Ни на что другое не остаётся ни времени, ни сил. В восемь часов вечера все дружно идут ужинать в университетскую столовую или на улицу, как в обед. Сами студенты ничего не готовят. В общежитиях есть только специальные розетки для компьютеров, в которые невозможно включить электроприборы. Но и надобности нет. До самой глубокой ночи, и ночью тоже, можно купить еду на улице.

Настоящим потрясением для меня был второй день занятий. Когда я вошла в аудиторию, то не сразу поняла, что вообще происходит. Никогда ничего подобного в своей жизни я не видела. Все студенты сидели на своих местах и вслух, очень громко повторяли материал предыдущей лекции. Стоял невообразимый гул. Пятьдесят человек в полный голос читают конспекты. Каждый своё. Повторяя некоторые отдельные места по нескольку раз. Оказывается в такой атмосфере можно что-то выучить. Вспомнилась наша пословица: азбуку учат, на всю избу кричат. Вот так-то. И ещё – студенты не опаздывают. Может быть, потому что живут все близко? Хотя и у нас китайские студенты живут в общежитии, это близко, но почему-то у нас они опаздывают. Почему?

К преподавателю принято обращаться не по имени-отчеству, а просто лаоши, что по-китайски значит «учитель». Как вариант «фамилия+лаоши». Например, Чжоу-лаоши. Никаких имён – это панибратство. Только фамилия!
Это никому не мешает сосредоточенно работать. Вспомнила, как в нашем университете ко мне на урок пришёл китайский студент с булочкой и банкой пепси. Тогда это показалось мне верхом неприличия. Я попросила его сначала позавтракать, а потом зайти. Теперь я поняла, что в его поступке не было никакой невоспитанности или (избави, Боже!) хамства. Ничего подобного – просто привычное поведение.

В нашем представлении друг о друге есть много мифов и затверженных стереотипов. Например, мы считаем, что все китайцы исключительно трудолюбивы. Уверяю вас, ленивых тоже много. Во всяком случае, в студенческой среде их достаточно. А что касается развлечений, то в университетской жизни в Шихэцзы их отнюдь не много.

Здесь уместно упомянуть ещё об одной особенности поведения китайских студентов, достойной подражания. Как бы ни было жарко (иногда до + 45), но полураздетых девушек в студенческих аудиториях нет. Там не увидишь на переменке в коридоре переплетения тел и поцелуев до полуобморока, как бывает у нас, – интимное не выставляется напоказ. Их южная эмоциональность сочетается с благородной сдержанностью в выражении чувств. Всему своё место и время. Во многих отношениях китайские студенты воспитаны лучше.

В середине сентября, потом в начале октября китайские студенты не учатся по нескольку дней – национальные праздники. Кто-то едет домой, но большинство студентов используют такие дни для подработки: собирают хлопок или виноград, некоторые работают в супермаркетах. В эти осенние дни погода совсем как летом. Улицы превращаются в сплошной базар. Везде продают фрукты, овощи, всяческую еду, которую тут же, на улице, готовят и тут же едят, и ещё множество других товаров. Всё очень дёшево. Есть удивительно красивые вещи.

Очень чувствуется незнание языка. Меня спрашивают по-китайски, а я отвечаю по-русски. От этого нам весело, мы смеёмся, некоторое время молчим, а потом ищем другие способы общения. И, самое удивительное, – находим! У своих студентов, у преподавателей русского языка, моих китайских коллег, спрашиваю самые необходимые слова, записываю. С каждым днём мой активный словарь пополняется. Теоретически мне предоставляется возможность ходить на занятия китайского языка, причём бесплатно, но практически это невозможно: мои уроки совпадают с расписанием на китайском факультете. Несмотря на это, надо как-то жить и адаптироваться в новой обстановке. Как известно, необходимость – прекрасный стимул для изучения иностранного языка. Существующий на уровне подсознания ужас перед китайским языком постепенно растворяется. Раньше мне всегда казалось, что китайская речь похожа на пение птиц: звуки слышу, а воспроизвести их не могу. Даже не понимаю, где начало, а где конец слова. Оказывается, не так всё страшно. Постепенно я начинаю говорить на бытовые темы. Очень плохо, но я уже не глухонемая.

Шихэцзы – это маленький городок, всего 300 000 человек. Там нет ни одного театра, один музей революционной славы, ни одной картинной галереи, зато много магазинов. Некоторые из них были так же интересны, как музей, потому что у нас такого не бывает. Практически в каждом супермаркете есть «чайный отдел», если можно его так назвать. Наверное, это самое интересное место в большом магазине. Количество сортов чая не сосчитать. Никогда раньше мне не приходилось видеть прессованных плиток чая самых разнообразных форм, напоминающих русские печатные пряники – прямоугольные, круглые, выпуклые и вогнутые, с иероглифами и фигурками, маленькие клубочки, завёрнутые в красивые «фантики. Кроме самого чая, здесь продаётся всё необходимое для чайной церемонии: изумительно красивая посуда и чайные столики, представляющие собой произведения искусства резьбы по дереву. С большим интересом я искала в интернете материалы о китайском чае. Теперь знаю о нём довольно-таки много. Совершенно точно могу сказать, что китайский чай самый лучший.

Естественно, что наше внимание привлекает всё, что не так, как у нас. Удивительными мне показались книжные магазины. Особенно, если это отдел в супермаркете. Всегда можно увидеть людей, которые пришли почитать, но не купить книгу. Они сидят либо прямо на полу, либо на ступеньке и читают, не обращая ни на кого внимания. Это могут быть как взрослые, так и дети. Однажды меня умилила такая сцена: на корточках сидел старый мужчина и водил заскорузлым пальцем по странице с иероглифами. Это была детская книжка из серии «Я познаю мир». Судя по обветренному лицу, негнущимся чёрным пальцам, грязной грубой одежде и рваной шапке, можно предположить, что это бедный крестьянин, который привозит свои овощи на продажу в город. Жаль, что у нас уже не читают с таким упоением.

Я была в Китае всего лишь десять месяцев – один учебный год. Что можно увидеть и понять за такой короткий срок? Только краешек этой загадочной страны с поэтическим самоназванием – «Поднебесная», только один город. Чуть-чуть приоткрыла завесу таинственной и древней культуры.

Комментарии закрыты