Часть I. Отчая земля. Глава 3. Поселок Бабанаково

Начало

…И куда судьба меня ни бросит,

Где бы ни пришлось скитаться мне -

Знаю, сердце любящее спросит,

Помню ль о родимой стороне.

Л. Торгаев.

Поселок Бабанаково – один из тех населенных пунктов, который вместе с микрорайоном Старо-Белово составил ту основу, вокруг которой и начал затем расти и формироваться город. И потому история этого горняцкого района началась не в советское время, а гораздо раньше. По мнению кузбасского краеведа В.М. Шабалина, это поселение было образовано оседлым телеутом Бабанаковым. Еще в XVIII веке появилась здесь его заимка. В основе фамилии «Бабанаков», давшей название поселку, лежит тюркско-телеутское понятие «баба», «паба», то есть «отец», «дед», «предок». Однако в начале XX века в деревню приехали Бабанаковы из России, которые основали еще одну ветвь этой фамилии. Долгое время деревня была одним из телеутских улусов, где обособленно жили и русские семьи. По свидетельству В.М. Шабалина, до 1917 года поселок имел официальное название «Бабанаковский аил». В 1865 году, согласно подворным спискам, в этой деревне проживало 116 человек. Необходимо добавить, что статистические данные второй половины XIX века не всегда были точными. Часть телеутов иногда меняла местожительство, часть, хотя и числилась в деревне, давно перекочевала в другие улусы. Так, в 1877 году в Бабанакове жило 295 инородцев – 149 женщин и 146 мужчин. Через двенадцать лет в документах указывалось, что телеуты населяют 48 дворов, число же жителей уменьшилось и составило 273 человека. Во время всеобщей переписи населения 1897 года количество жителей Бабанакова осталось прежним, правда, среди телеуток появились три русские женщины. В 1901 году обозначился временный отток коренного населения из Бабанакова. На начало века в деревне было 130 мужчин и 112 женщин.

Это время для Сибири было особенным. Огромные потоки переселенцев из центральных областей России наводнили окраины империи. Количество русского населения в волостях Кузнецкого уезда постоянно увеличивалось.

В Бабанакове вскоре вырос небольшой русский поселочек. Вообще крестьяне из России обычно если и селились возле телеутских улусов, то старались обосноваться единой общиной. Так возникла улица Озерная. Интересна история ее названия. Улица тянулась вдоль обширного озера между поселками Бабанаково и Калтайка. Оно образовалось рядом с речкой Бачаты. Весной, во время половодья, речка выходила из берегов и заполняла огромное пространство за деревней. Озеро осушили, а название так и осталось.

Беловчанин А.И. Бабанаков рассказывает, что его дед Яков Яковлевич поселился в деревне примерно в 1908 году. На улице Озерной он построил двухэтажный дом из лиственницы, который сохранился до сих пор. Правда, от времени первый этаж как бы врос в землю. А отец Иван Яковлевич родился в 1912 году уже в Бабанакове. Иван Яковлевич Бабанаков вспоминал, что вокруг деревни было множество свободной земли, но их семья из года в год распахивала свое поле возле Поморцева (Таинова).

По мнению деда Якова Бабанакова, на этих землях урожай моркови и картофеля был особенно богатым. Поэтому и не ленился он ездить в такую даль на заливные луга реки Ини, старательно обрабатывать облюбованный им огород.

Еще один потомок старожилов, Петр Антонович Бабанаков, помнит семейные предания, согласно которым его дед Федор Иванович еще до революции поселился на Озерной. Он основал там свою заимку в том месте, где проходит лог. А отец Антон Федорович прожил в поселке 82 года, родившись в самом начале XX века, в 1901 году. В 30-х годах их дом разобрали и перевезли на кирзавод.

Большинство жителей деревни носило одну фамилию – Бабанаковы. Даже в 20-х годах XX века в поселке было 77 семей с этой фамилией. До сих пор в городе и в районе живут потомки первых поселенцев поселка. Есть они в области и даже в других регионах России.

Александр Иванович Бабанаков, служивший в конце 60-х годов прошлого века в Хабаровске, заинтересовался тем, что в их части работала женщина-повар с такой же фамилией. Разговорились. Оказалось, землячка из Бабанакова. Еще маленькой девочкой родители увезли ее из поселка. Поэтому она смутно помнила родные места.

Переселенцы

За горами, за желтыми долами

Протянулась тропа деревень.

Вижу лес, и вечернее полымя,

И обвитый крапивой плетень…

Сергей Есенин. 1916 год.

Переселение русских крестьян в Сибирь имело огромное значение для освоения нашего края. Например, с 1889 по 1906 год в Кузнецкий уезд прибыло около 19 тысяч переселенцев. В ходе столыпинской аграрной реформы население многих старожильческих сел увеличилось. И в телеутских улусах, и в поселках все больше появлялось русских семей. Они старались селиться компактными группами, образуя свои улицы. Такой стала улица Озерная в Бабанакове. Переселенцы, приехавшие позже, селились в деревне только с разрешения общины и сельского или деревенского старосты. Согласно «Памятке переселенцев», на землях сибирских старожилов могли обосновываться только по приемным приговорам сельских общин, причем «начальство приказало старожилам, чтоб не плодить бедноту, принимать к себе, только если они могут дать надел по размерам как свой». Участки выделялись на пустошах из расчета 12-15 десятин на душу мужского пола.

Александра Ивановна Сукманова родилась в поселке Бабанаково и живет в нем уже более 70 лет, ее предки приехали сюда из Пензенской губернии еще перед первой мировой войной, в июне 1914 года. Из дальних российских краев ехали обозом, на дорогах было неспокойно. Семьи Зубковых и Селезневых держались вместе. К тому же еще в России обе крестьянские ветви породнились. Дед А.И. Сукмановой Филат Сергеевич Зубков родился примерно в 1871 году, служил в царской армии на Дальнем Востоке. Уже главой семьи решился Филат на переезд в Сибирь. Жена его из семьи Селезневых обрадовалась, узнав, что и родители, и братья поедут с ними. Селезневы ехали на двух повозках. Везли с собой на новое местожительство два ткацких станка да швейную машинку немецкой фирмы «Зингер». Машинка была уникальной. (Забегая вперед, скажу, что до сих пор машинка исправно служит потомкам и наследникам переселенцев. Простой и надежный механизм ее собран еще в 1848 году).

Лыковые лапти, привезенные с собой, не пригодились. Сибирь лаптей не знала. Пришлось заказывать кожаные сапоги.

Переселенцы долго дивились обилию свободных земель в Кузнецком уезде, богатству местных крестьян. Селезневы – семья немалая. Сам старик Андрей с женой да трое сыновей. Старший – Иван уже имел свою семью. Средний – Степан приехал с женой и сыном Михаилом. Только Никита, самый младший, был еще холостым.

Сначала приехали в Кольчугино (ныне город Ленинск-Кузнецкий), там переселенцам не особенно приглянулось. Да и люди подсказали, что в деревне Белово мастеровые люди нужны. Там многие богатые мужики дома строят. А приезжие и столярное, и плотницкое дело знали неплохо. Направились они туда, а в Белове уже кто-то из местных надоумил – есть, мол, недалеко отсюда заимка Бабанаково, там все хозяйства крепкие и народ живет не бедно. Одно только смущало переселенцев: рассказывали, что местные старожилы не особенно жаловали пришлых. Но все-таки рискнули.

В те годы поселок, где преимущественно жили русские, насчитывал около семидесяти домов. Деревню охватывал огромный, нескончаемый плетень с четырьмя воротами. Эта ограда называлась поскотиной. Центральные ворота звались красными, то есть парадными. Выходили они на Калтайку и находились там, где сейчас проходит Пионерский переулок. Противоположные ворота глядели в сторону деревни Белово. Существовали ворота, выходившие на караканскую дорогу.

Вокруг деревни изумрудным ковром расстилались выпасы, а за околицей непроходимой чащобой чернела согра. Огромный распадок, заросший густым лесом, тянулся от поселка до деревни Белово. Там, совсем недалеко от человеческого жилья, сбивались в крупные стаи волки. Поэтому, как говорят старожилы, и называлось это место Волчьим урочищем. Не случайно ставили вокруг Бабанакова плетень. Он не давал стаду уйти в согру. Волки в разные годы погубили немало коров, лошадей и овец. Зимней порой доносился жуткий, леденящий душу волчий вой.

Деревенское стадо до самых холодов паслось само по себе. Здесь же, внутри ограды, на огромном лугу стояли копны сена. Зимой их подвозили поближе к подворьям.

Новоселы

Сибирь имеет свойство не поражать,

не удивлять сразу, а втягивать

в себя медленно… но, втянув,

связывать накрепко».

В. Распутин, “Сибирь, Сибирь”…

Пожалуй, истории первых сибирских переселенцев похожи друг на друга. Это долгий путь в поисках лучшей доли. Тяжкий труд на новом месте для того, чтобы закрепиться на этой неизведанной земле и выжить. И для пензенских семей Селезневых и Зубковых, приехавших в Бабанаково последним мирным летом 1914 года, все начиналось так же, как и для сотен других переселенцев Кузнецкого уезда. Правда, в некоторых деревнях старались любыми путями не принимать пришлых. Приехавшим в Бабанаково повезло. Их приняли как мастеровых людей. В деревне нужны были плотники и столяры. Вновь прибывшим нарезали участки на улице Озерной. Зубковым земля досталась прямо возле одних из четырех ворот. Дорога отсюда вела в деревню Белово. Весь поселок охватывал огромный плетень. Принимали их с уговором, что будут мужики следить за этими воротами, где нужно подправят, подновят. А еще приходилось им закрывать и открывать ворота, пропуская проезжающих в Белово и обратно.

По давней традиции новоселы выставили «обществу» угощение – ведро самогона. Земли для крестьянских подворий не пожалели, поэтому и для дома, и для амбаров места нашлось с избытком. Был огород и поле для выращивания пшеницы. А ее в Бабанакове сеяли вплоть до 30-40-х годов XX века.

Приехали крестьяне летом, а не успели оглянуться, как сковали землю первые морозы. Хорошо, что перво-наперво, еще до зимних холодов, Селезневы вырыли просторную квадратную яму под землянку. Из ближайшего котлована привезли воза три серого дикого камня. Им выложили стены и печь. Утрамбовали земляной пол. Так пережили первую свирепую зиму. А уже весной из круглых мощных бревен возвели сверху второй этаж.

Зубковы же сделали еще проще. На берегу реки нарезали гибких ивовых прутьев, приготовили плетни для стен, а потом обмазали их глиной.

На улице Озерной особо выделялся тогда двухэтажный дом богатого мужика Карпа Алексеевича Бестемьянова. До революции он был по сути дела хозяином поселка. Возможно, исполнял Бестемьянов еще и обязанности деревенского старосты, которого могли избирать на новый срок из года в год.

Известный исследователь нашего края Н.А. Костров писал: «Во главе общины находился староста. Его и других общественных лиц общины выбирали сроком на один год, дабы они не несли отягощения. Выбранный староста надзирал за своевременной выплатой податей, чистотой и порядком в деревне, за исправностью сельских караулов, дорог, мостов, поскотины».

С большим трудом ветерану поселка Александре Ивановне Сукмановой удалось найти маленькую фотографию Карпа Бестемьянова. Как рассказывали старики, был он высокого роста, широк в плечах, с большой бородой. Отличался Карп Алексеевич цепким практическим умом, необычайной силой и твердым характером. Родился Бестемьянов через два года после отмены крепостного права. Всю свою жизнь трудился не покладая рук. Уже в советское время Карп все, что имел: дом, лошадей, коров, сельхозорудия – добровольно отдал в артель. Видимо, потому его и не тронули в тридцать седьмом.

Умер К.А. Бестемьянов в возрасте 75 лет.

Дом Бестемьянова потом перенесли ближе к шахте «Пионерка». Там сначала разместилась поликлиника, потом парткабинет. В 50-х годах его вновь перевезли, теперь уже в Белово. Какое-то время в нем помещался горфинотдел.

Такой же добротный двухэтажный бревенчатый дом на 1-й Калтайке принадлежал родственнику Бестемьянова – зажиточному крестьянину Трандину. История этого дома тоже интересна. При советской власти дом Трандина был перенесен в Белово. Его установили в районе старого рынка. Долгое время там был городской радиоузел. Оператор связи радиоузла Беловского РУС М.М. Тупицына вспоминает, что в 60-х годах она пришла работать в радиоузел именно в это бревенчатое старое здание. На этом месте сейчас находятся гаражи администрации города и трансформаторная подстанция.

Горючий камень

…Древние считали, что Земля на трех китах,

А Белово держится на угольных пластах.

А. Курицын.

В окрестностях деревни Бабанаково местные поселяне часто находили странные черные камни, которые жарко горели в костре и в печах. Рассказывают, что первым «горняком» был охотник из рода Бабанаковых. Как-то пытался он добыть сурка и глубоко разрыл его нору. Зверя в этот день он не поймал, но наткнулся на выход угольного пласта. С тех пор забросил охотник свои капканы и стал промышлять добычей «горючего камня». Уголь он складывал в мешки и развозил на продажу по деревне.

Промышленное же освоение Бабанаковского месторождения началось позже, хотя первые данные о наличии каменного угля в этом районе поступили в Алтайский горный округ еще в 1851 году. Через семь лет в «Горном журнале» в статьях Боярщинова и Коржелевского появляются первые сведения о мощном залегании угольного пласта в районе деревни Бабанаково.

В 1859-1885 годах в наших местах работали экспедиции геологов Бутова, Яворского, Багирянца и Головина. В районе деревень Белово и Бабанаково геологические партии провели разведку месторождения змейковым бурением, вскрыванием угольных пластов траншеями и шурфами. «Кокс, полученный из беловского угля, имеет превосходное качество и не уступает по чистоте и плотности лучшим английским коксам», – писал В.М. Кварский в «Очерках по истории геологического исследования Кузнецкого бассейна». (Книга «Белово», 1999 – с.180).

Эксплуатация Беловского месторождения началась в 1881 году, недалеко от деревни Бабанакова была заложена «кабинетная шахта N1″.

Примитивное оснащение этой штольни сводилось к конному вороту для подъема угля и породы с 11-саженной глубины (23 метра).

Мощность пласта, подсеченного квершлагом, составляла 2 метра. Впоследствии это был пласт N5 на северо-восточном крыле шахты «Пионерка».

В то время в Бабанакове жило 295 инородцев, в деревне была только одна русская семья, а в остальных 54 подворьях жили телеуты. На горных работах были заняты преимущественно сезонные русские старатели. Многие из них затем осели на постоянное жительство в Бабанаково.

В 1884 году возле деревни появились еще две шахты, но вскоре их закрыли как убыточные.

Коренная жительница поселка Бабанаково Александра Ивановна Сукманова вспоминает, что из рассказов отца ей известно, что в 1915 году в том месте, где впоследствии была заложена шахта «Пионерка», находилась частная угольная штольня богатого бабанаковского мужика Карпа Бестемьянова. Объем ее добычи был небольшим. Уголь шел на продажу и для местных нужд. Здесь нужно отметить, что переселенцы в основном клали в своих избах русские печи. Но для обогрева широко использовались небольшие глинобитные печи – грубки. Грубку топили каменным углем. Ее пристраивали к русской печи с общим дымоходом. Грубку постоянно приходилось подбеливать, позже появились круглые глинобитные печи, обшитые железом. Назывались такие печи «барабанками». Их тоже топили углем, добытым поблизости, в штольне Бестемьянова.

Затем, когда началась закладка шахты «Пионерка», штольню перенесли ближе к поселку. Находилась она между скотными дворами Карпа Бестемьянова и усадьбой Наума Бабанакова. Сейчас на этом месте стоят дома №№124-128 на улице Озерной. Штольню со временем забросили, она осыпалась и разрушалась, но еще долго в этом месте оставались полусгнившие доски настила и заросшая травой скважина старой шахты.

С появлением шахты «Пионерка», одной из первых в Кузбассе, деревня Бабанаково стала горняцким поселком. Шли годы. Потомки основателей деревни по праву стали заслуженными шахтерами, которыми гордился весь край. С начала 30-х годов работали на шахте горняки из ветви Бабанаковых, их связывала не только единая фамилия, но и необычайно ответственное отношение к труду, к любимому делу. Василий Прокопович и Федор Антонович Бабанаковы стали кавалерами орденов Ленина и Трудового Красного Знамени. А такие награды рабочему человеку доставались потом, кровью и тяжким трудом. Братья Александр Наумович и Митрофан Наумович Бабанаковы тоже были удостоены высоких наград. Сын Карпа Бестемьянова Иван всю свою жизнь связал с родной «Пионеркой», работал электрослесарем, механиком участка. Такие люди всегда были гордостью поселка. И их великое множество.

Часовня Иоанна Крестителя

…Знакома мне твоя святая сила

в час радости и горести земной…

В. Коврижных.

В воспоминаниях старейших жителей поселка Бабанаково я с удивлением услышал, что когда-то в их деревне была своя деревянная часовня. А.И. Бабанаков, начальник участка Беловского энергоремзавода, рассказывал, что об этом ему говорил отец Иван Яковлевич Бабанаков, коренной житель поселка. Этот факт подтвердил и отчет Алтайской духовной миссии за 1907 год.

В конце XIX века в телеутских улусах по реке Бачат было основано Бачатское отделение Алтайской духовной миссии. Центр отделения находился в селе Челухоевском. Это было связано с тем, что давно уже назрела необходимость проводить миссионерскую деятельность в телеутских улусах. Деревня Бабанаково была одним из мест, где оседло жили телеуты. По свидетельству жительницы поселка А.И. Сукмановой, телеутский поселок располагался там, где сейчас находятся производственные корпуса энергоремзавода.

В 1906 году настоянием священников Алтайской духовной миссии было построено несколько православных часовен. Одна из них появилась в деревне Бабанаково. Освятили ее в честь пророка Иоанна Крестителя. Церковные службы в Бабанакове стали постоянными.

Сейчас сложно восстановить внешний и внутренний вид часовни. Не осталось и фотографий тех лет. А.И. Сукманова по воспоминаниям своей бабушки называет место, где стояла часовня. По ее словам, находилась она на улице Озерной (сейчас там частные дома), где жили русские переселенцы. Делалось это не случайно. Православные храмы, церкви и часовни на землях инородцев строились с большим трудом. И не только потому, что это требовало немалых финансовых затрат. А еще и оттого, что в первые годы существования Бачатского миссионерского стана многие телеуты не хотели принимать христианство, сопротивлялись крещению. Обращение язычников-шаманистов в православие, даже с добрыми намерениями, иногда выглядело как насилие, поэтому, возможно, были случаи нападения на священника, поджога церкви.

«Некрещеные инородцы, – писал в отчете миссионер Бачатского отделения в 1895 году Сергей Арсентьевич Ивановский, – были до того агрессивны, что несколько раз нападали на миссионерские дома и дома новокрещеных. Ворвавшись в дом, устраивали настоящие погромы с требованием от хозяев отъехать в другие селения, при этом высказывали угрозы и в адрес русских, если они посмеют селиться в телеутских улусах».

Однако российское продвижение вглубь Сибири продолжалось. В начале XX века на телеутские земли переселилось более полутысячи крестьян из центральных районов России, Украины и Урала. Русские переселенцы принесли с собой и свою культуру. Местное население перенимало от вновь приезжих россиян технику обработки земли, приемы ведения хозяйства.

Многие телеуты стали заниматься земледелием, а самые зажиточные обзавелись сельскохозяйственными машинами: жатками, молотилками, сенокосилками. Мужчины и некоторые женщины стали носить русскую одежду. Все больше инородцев исповедовало православие.

…Бывший язычник на глазах мало-помалу становился новым человеком не только в духовном отношении, по нравам и обычаям, в семейной жизни, по домохозяйству и по самой внешности, – радовался добрым переменам священник отец Владимир.

(Ерошов В.В., Кимеев В.М. «Тропою миссионеров. Алтайская духовная миссия в Кузнецком крае». Кемерово, 1995).

Часовня Иоанна Крестителя простояла в Бабанакове более 20 лет, пока не началась повсеместная борьба с храмами. Деревянная часовня прекратила свое существование где-то в 1926-1929 годах, считает А.И. Сукманова. Ее бабушка рассказывала о том, как прихожане возмущались не только тем, что разрушили православную часовню, но и варварским уничтожением древних уникальных икон. Старинные доски с ликами святых были преданы огню. Особенно обижались верующие на Никиту Андреевича Селезнева, секретаря партийной ячейки строительства шахты «Пионерка». Именно он был одним из инициаторов разрушения часовни. Однако обвинять в этом его было бы бессмысленно. Такое тогда было время.

Уже в 90-х годах XX века в Бабанакове был открыт небольшой приход святого великомученика Георгия.

Комментарии закрыты